Главное

Сказка о мажоритарных королях и гармонии чистого разума

012456

Старая голландская сказка

Давным-давно в одном славном королевстве жил-был король, и было у него три сына. Но вот король скоропостижно скончался, не успев оставить распоряжений, кому из сыновей должна достаться корона. Конечно, закон первородства никто не отменял, но в этом случае он не работал: все три королевича были близнецами, и определить, кто из них родился первым, было абсолютно невозможно.

Сначала королевичи решили поделить королевство поровну. Но как ни вертели они карту, как ни рисовали на ней границы трех новых королевств – ничего не получалось. То части выходили неравные, то один кусок королевства получался со сплошными непроходимыми лесами и болотными топями, и никто из братьев его брать не хотел. Тогда оставили братья свою затею и договорились править втроем. Большую отцовскую золотую корону решено было распилить и отлить из нее три равных маленьких короны.

Так стало в королевстве три короля и стали они править втроем. Но править единодушно братья не умели: один хотел навести в королевстве порядок железной рукой, другой желал построить развитое гражданское общество, а чего хотел третий, вообще никто понять не мог.

Однажды первый брат прослышал про то, что сосед Лорд-Людоед свое ратное войско увеличивает, и тут же издал королевский указ: всем добрым молодцам королевства идти в солдаты и немедленно отправляться на защиту границ королевства. Второй брат, узнав об этом указе, – тут же своим королевским указом объявил о роспуске армии на веки вечные, запрете войны, кровопролития и насилия в любых формах и об изъятии всех видов оружия у населения. А третий брат, чтобы ни с кем не ссориться, сразу уехал со своей свитой в самые дальние угодья в долгую энтомологическую экспедицию.

Потом узнали братья про то, что главный казначей королевства казну разворовывает, и первый брат сразу же отдал приказ о его немедленной казни через четвертование с конфискацией имущества. Как услышал об этом второй брат – тут же издал указ о запрете смертной казни на веки вечные, уважении права на жизнь и частную собственность, создании независимого суда и провозглашении презумпции невиновности. А третий брат вздохнул и уехал в самый дальний из королевских замков – писать трактат о пропедевтике проблематики диалектической феноменологии духа.

И так всегда. Народ сперва метался, не знал, чьи приказы исполнять, но потом привык, метаться перестал, и уже никто не воспринимал королевские приказы всерьез: армия не менялась, солдат не прибывало и не убывало, казначей остался при казне и продолжал воровать. Если к казначею приходили вассалы короля, издавшего приказ о его смертной казни, с целью приведения приговора в исполнение, он показывал им указ другого короля о запрете смертной казни и звал на помощь правозащитников.

Так продолжалось много лет, пока первый из королей не придумал хитрость. Он предложил братьям каждый раз решать насущные вопросы так: прилюдно на главной дворцовой площади взвешивать короны. У какого короля корона тяжелее – тот получает решающий голос. Так и народ будет точно знать, чьих приказов слушаться. Второй король подумал, что его брат чудачит, усмехнулся, но согласился (он был уверен, что короны весят примерно одинаково). А третьему королю было решительно все равно: он в это время находился в гостях у одного мудреца-отшельника и спорил с ним о том, всегда ли односвязное компактное трехмерное многообразие без края гомеоморфно трехмерной сфере, или все-таки бывают исключения?

Закон первородства никто не отменял, но три королевича были близнецами…

Вот созвал первый король весь народ и остальных королей, чтобы решить, как поступить с вконец зарвавшимся казначеем. Первый король, как и прежде, требовал немедленной казни, второй – справедливого и беспристрастного суда, а третий, как всегда, не пришел (он в это время поднимался со своей свитой на самую высокую гору королевства, чтобы наблюдать за небесными светилами и проверить истинность теории о влиянии движения небесных тел на поведение пресмыкающихся).

На площади прилюдно взвесили две короны, и корона первого короля оказалась существенно тяжелее (еще бы: король накануне приказал отлить ему новую корону из чугуна). Через 5 минут вора-казначея казнили. Понял второй король, что брат его надул, но делать нечего – пришлось смолчать.

Через три дня созвал первый король новый совет, на этот раз – чтобы решить вопрос о всеобщей воинской обязанности. Второй король подготовился и явился с чугунной короной, в два раза тяжелее братской. Эту корону над головой второго короля держали четыре самых сильных рыцаря королевства. Но первый король снова оказался хитрее: он восседал на троне, над которым на специальной подставке красовались сразу две чугунные короны. На глазах у удивленного брата он раскрыл свиток и зачитал текст, из которого следовало, что третий король навсегда передал ему свою корону и все права, неразрывно с ней связанные. Второй король не мог поверить своим ушам – ведь третий король всегда сохранял нейтралитет и предпочитал не ссориться ни с одним из братьев. Но собственноручная подпись и особый витиеватый почерк третьего короля не позволяли усомниться в подлинности свитка.

Разумеется, две короны оказались тяжелее одной, и решающий голос снова оказался у первого короля. Через 5 минут выстроилась огромная очередь для записи в ряды королевского войска.

Второй король крепко задумался, как быть дальше, и почему с ним так поступил их третий брат. К счастью, был у этого короля мудрый советник, который нашептал ему, что в услужении у первого короля недавно появился подозрительный чужестранец-алхимик, который, по слухам, изобрел волшебные чернила: ими можно что угодно написать на бумаге, и почерк примет нужный вид. После этого второму королю стало понятно, откуда взялся свиток о дарении третьей короны.

На следующий день второй король нанес визит первому королю и сказал, что готов последовать примеру брата и уступить ему свою корону. Но только за достойную плату – такую, чтобы можно было купить небольшое, но процветающее королевство в других краях, подальше от родственников. Первый король выслушал брата без восторга – в самом деле, зачем ему тратить и без того изрядно оскудевшую казну на покупку короны, которая уже не имеет для него никакой важности? Ведь у него и так две короны против одной, а значит, во всех вопросах ему обеспечен решающий голос.

– Ну что ж, как хочешь, – сказал второй король. – На самом деле у меня уже есть покупатель, который предложил очень хорошую цену – это сосед Лорд-Людоед. Мы уже обо всем договорились, но пока окончательно не ударили по рукам, я по-братски решил спросить и тебя – нет ли желания купить мою корону? Вдруг ты стеснялся сам об этом сказать. Но раз нет – так нет.

Занервничал первый король, когда представил, что его соседом по трону станет сам Лорд-Людоед. Такого только пусти в королевство – пусть даже с бумажной короной – и вскоре придется расстаться с обеими своими чугунными коронами, а, возможно, и с жизнью. С другой стороны, у первого короля не было уверенности в том, что его брат говорит правду – а вдруг он только пугает его именем Лорда-Людоеда, чтобы заставить выкупить корону? Первый король попросил доказательств, и второй король показал ему свиток – письмо Лорда-Людоеда с предложением о покупке короны. Письмо было заверено известной во всех ближайших государствах страшной кровавой подписью Лорда-Людоеда (чужестранец-алхимик очень любил деньги, и ему было решительно все равно, от кого их получать). Тут уж первый король испугался по-настоящему, особенно, когда увидел цену, предложенную Лордом-Людоедом. При всем желании первый король не мог предложить брату столько же – для этого не хватило бы всей казны и сокровищницы. Первый король попытался торговаться с братом, но тот не желал идти на уступки даже ради светлой памяти их отца и матери и всех славных предков до седьмого колена.

Когда первый король уже был близок к отчаянию, ему пришла в голову спасительная мысль – а что если вместо оплаты золотом и сокровищами просто отдать брату половину королевства? Жалко, конечно, делиться, но это лучше, чем остаться совсем без всего. Второй король и на это предложение согласился не сразу – долго делал вид, что сомневается, и уломать его помогло лишь обещание первого короля уступить ему лучшую половину королевства. На том и порешили. Подписали соглашение – на этот раз по-честному, без алхимика. Приложили к соглашению карту с границами двух новых королевств, объявили об этом народу.

Так разделилось одно большое королевство на два маленьких, и с тех пор в каждом из них братья правили, не мешая друг другу. На этом можно было бы сказку закончить, но вам, конечно, интересно, что стало с третьим королем? С ним не случилось ничего плохого. Он даже не узнал о разделе королевства и о том, что лишился короны. На вершине самой высокой горы он обрел гармонию чистого разума, не замутненного суетными мыслями и чувствами, и решил остаться там навсегда, основав центр фундаментальной науки. В конце концов, каждому свое.

Нет комментариев

    Оставить отзыв

    СкопироватьУстанавливая код счётчика на сайт, вы соглашаетесь со всеми условиями Пользовательского соглашения. СохранитьОтмена